• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
09:57 

Осень настала, холодно стало

Жизнь закончилась. Серое небо, капли дождя стучат по подоконнику. Василий подтянул одеяло к подбородку и проговорил мысль еще раз: "жизнь закончилась".  Ну зачем, зачем Nokia продала производство своих телефонов Мелкомягким. Вот раньше ... раньше была "нокия тридцать три десять", надежнейший был телефон. А теперь в каждом телефоне Нокия буде Windows. Куда мир катится?

Василий повернулся на левый бок и посмотрел на часы в мобильнике. Они показывали уже десять часов утра. Пора на работу. Опять метро, опять давки. Произнеся слово "опять", Василий вспомнил старую поговорку "опять весна, опять грачи..." и усмехнулся.

В зеркало на него смотрело помятое лицо с темными кругами под глазами. "Много жидкости пью перед сном", - мелькнула мысль. А как не пить, как не пить... И зачем Microsoft покупает у Nokia производство мобильных телефонов, не понимаю? У них же есть Виндоувс, есть этот новый стиль, как его ... метро, по-моему. Василий растянул губы чтобы полюбоваться на свои зубы. Провел рукой по подбородку - бриться или нет сегодня? Сам Василий пользовался исключительно продукцией компании Эппл. У него был телефон с яблоком, планшет с яблоком, ноутбук с яблоком. Продавали бы холодильники "с яблоком", он и его бы купил. Быть "яблочником" это круто. Это быть в мэнфрейме и соответствовать прогрессивному стилю жизни.

Кофеварка зажурчала и стала сцеживать коричневую жидкость в кружку. Нет, ну я понимаю, купила бы Нокию какая-нибудь Самсунг, например. У тех мобилки и у тех мобилки, всё логично. А тут ... куда мир катится? Скоро Проктер и Гэмбл буду выпускать телевизоры, вот ведь дела, да? Надо что-то менять срочно. Вот сейчас на работу приеду и обсудим с пацанами как действовать дальше, куда двигать нашу цивилизацию. И кофе неплох, жизнь налаживается, однако.

©Cooper-Johns


@темы: утро, стёб, проза, мысли

18:46 

Только собаки знают куда они бегут

 Процитирую вам несколько строк из романа Эжена Ионеску "Одинокий", возможно вы узнаете в них свой город.

...Довольно долго ехали по Парижу: ну и давка! Пробки не меньше чем на час, а ведь в это время большинству людей полагалось бы сидеть за обедом! От района Северного вокзала до проспекта Шатильон было далеко. Улицы перетекали в улицы, все они одинаковые, и люди тоже были все одинаковые. Десятки тысяч, все на одно лицо, все бежали, неслись куда-то вперед, словно к какой-то точной, хорошо известной цели. Казалось улицы заполнены собаками. Только собаки так бегут -  с таким видом, словно знают куда....

©Cooper-Johns


@темы: проза, мысли

09:32 

Один день городского жителя

Проснулся в семь часов утра - кто-то постучал по батарее отопления. "Надо купить гранату" - промелькнула мысль и тут же ушла. Её перебило жужание газонокосилки за окном. "Нет лучше винтовку, с глушителем" , - подумал я и понял, что сон ушел окончательно.

Вышел в интернет, проверил почту. "Спама приходит много, надо аккаунт менять". Зашел на форумы чтобы выяснить есть ли неправые в интернете. Все неправые спали еще. Наверное у них по трубам не стучат. За окном заголосили дворники "калям-балям, калям-балям". "А ведь им несладко там, в этом палаточном лагере", - подумал я про вьетнамских пролетариев, которым дают гречку вместо риса. Может у них желудок не воспринимает православную гречку... "Нужны самолеты военно-транспортной авиации, чтобы их вывезти", - меня внезапно осенила мысль. Ил-76 берет 300 десантников в полном снаряжении. А вьетнамских нелегалов туда поместиться в три раза больше. Три самолета и можно вывезти всех в их солнечный Вьетнам. А обратно бартером бананы, кокосы и продукцию легкой промышленности.

После завтрака поехал на работу. Я работаю в ГаммаМорфлот-банке в центре города. Добираюсь на машине (купил в кредит по льготной ставке). Как обычно трафик немного напряженный, но ехать можно. Обратил внимание, что в машинах в основном по одному человеку - водителю. "Нерационально. И что людям на метро-автобусах не ездится?". Меня подрезал какой-то кадр на черном Шевроле-Круз. "Гонщик, млин. Права купил. Или купила.". Я опять подумал про пулемет. Или про винтовку. Почему в городе так мало оружейных магазинов?

Рабочий день пролетел как обычно. Интернет, кофе и сигареты с девочками. Иногда отвлекался на клиентов. Ввязался на Фейсбуке в спор "кто будет мэром Москвы". Как кто? - Навальный, конечно. Он же наш, он свой парень. Вон как коррупционеров прижимает! Ну и что что воровал лес где-то там. И финансирование его Госдепом не доказано! Зато Навальный готов сделать всё, чтобы народу лучше жилось. Окончательно добить оппонентов не удалось, надо было ехать домой.

В пробке на проспекте Маркса подумал про базуку, глядя как черные пульманы рассекают по встречке.

Ужин, сериал под пиво. Где-то работал перфоратор. "Нет, таки лучше винтовку, с глушителем", - подумал я, засыпая...

©Cooper-Johns


@темы: стёб, проза

10:30 

Гараж для русского человека больше чем гараж

В гараже можно хранить картошку и соленья в банках. Там можно поставить диван и пить водку с друзьями. Вообще гаражная жизнь это целый пласт русской культуры. Если мужчина говорит "я пошел в гараж", то это в переводе на русский почти как "я пошел в баню" или "я пошел на футбол".

У одного моего знакомого (товарищ отца), когда я еще был очень юным, был гараж в Каче. Кача - это поселок в Крыму, на побережье Черного моря, где крутые обрывы перед пляжем и транспортная авиация. Этот гараж лицевой стороной выходил на территорию гаражного кооператива, а задней смотрел с высоты небольшого уклона высотой в два с половиной метра. И здесь в нижней части была сделана фазенда. Т.е. домик под гаражом, дверь которого выходила на огород в несколько соток. Ты заходишь в гараж, спускаешься в смотровую яму и вот ты уже на даче. Тут диван, стол, телевизор (который ловит буржуинские каналы). А на огороде овощи, фрукты, цветы... Я ночевал на этой даче и могу сказать, что сон такой же, как и на обычной. Можно сказать, что "я ночевал в гараже", но ведь тогда неправильно поймут. Потому что в обычном гараже мне не приходилось смотреть сны. Так что ночевал я, фактически, на даче. А еще мы с местными ребятами пошли в местный качинский кинотеатр на японский ужастик про оживших динозавров. В советское время цензура почему-то пропускала только японские ужастики.  Название фильма сейчас сложно вспомнить, но я помню как там один японский человек обнаружил в пещере громадные яйца и в них были склизкие твари. Наверное глобальное потепление и вулканическая активность (это я уже сейчас понимаю) способствовала пробуждению тех доисторических монстров. Потом появились птеродактили, которые хватали людей и в озере плавало нечто большое, которое тоже перекусывало пополам купающихся. Сегодня я понимаю, что это был банальный японский ужастик, которые японцы смотрят пачками по пятницам. Но для нас, советских школьников, это был разрыв шаблона :)

В Москве, где я живу сейчас, у меня есть сосед без гаража. Сосед неопределенного возраста лет "тридцатипяти". И я понимаю как ему непросто без гаража. В выходной день он выходит на придомовую парковку, включает музыку в машине, и часами её слушает. Больше всего он любит Йелло. Фанат прямо таки. Помните их песню про гонщиков? Вот её он любит больше всего. А если к нему приходят друзья, то на багажной полке его хэтчбэка раскладываются напитки и закуска. И начинаются долгие "пацанские базары.". Иногда по вечерам он с корешем долго сидит в машине и слушает музыку. Может еще и целуются, я не знаю. У чувака есть жена и ребенок, я думаю что он просто устал от семейных ценностей и мечтает о гараже.

 

А может это гомосечная музыка, нет?

©Cooper-Johns


@темы: мнение, наблюдения, проза, россия, стёб

22:36 

В Испании на города наступают огурцы-мутанты

Они выстраиваются в дружные колонны вдоль дорог и своими зелеными побегами жалят прохожих. Когда люди падают, то огурцы высасывают из них мозг. Постепенно, километр за километром, город за городом огуречные армии завоевывают территорию. Это новая огуречная конкиста...

В городах выросли цены на топливо, армейские грузовики, патроны и консервы. Правительство Испании по радио обратилось к гражданам мира с просьбой о помощи. Как оказалось, огурцы захватили почти весь мир и только США еще сопротивляются этим агрессивным овощам. Президент Обама пообещал выслать в помощь команду "Дельта", тех самых парней, что брали живым Усаму. Уж они то точно справятся с огуречными монстрами....

синопсис бестселлера "День огурифидоф". (2011)

©Cooper-Johns


@темы: проза, сми, стёб

10:39 

Знамя над Белым Домом в Вашингтоне возрузит сис.админ

Прочитал в одном из блогов.

Периодически как хомячки в жэжэ, так и люди достаточно  бывалые в реале, высказывают одну и ту же мысль.
Типа, "если на эту страну нападут, то ей пиздец, никто за нее воевать не будет, армия в развале, воевать некому,  народ будет идеть и ждать".
Это настолько заебало, что я решил высказатся.
Мой дорогой друк.
Позволь мне обрисовать тебе подобный расклад.
Вот допустим, НАТО нанесло первый удар. Частью ядерный, но в основном - нет.
Ну наши там вяло в ответ, получилось плохо, танки переходят границу, передовые части опрокинуты, смяты, частью уничтожены, бегут на восток. Сопротивление минимальное, "Абрамсы" прут на Москву.
Вот тут начинается некоторое расхождение между представлениями хомячков и реальностью.
На самом деле, когда подобная тема осознается где надо, случится следующее.

 

В твою дверь позвонят.
Открыв ее, ты увидишь похмельного мента, еще более похмельного летеху и пару содлат.
Тебе вручат повестку, и скажут, что приказом Верховного главнокомандующего ты призан на военную службу. И должен собрать вещи и выйти из хаты прямо сейчас, иначе тебя арестуют. 
Понимая, что их больше, и они вместе сильнее, ты подчиняешься, и одетый во что попало, с парой смен белья и носков выйдешь во двор.
Там будет стоять автобус. Старый и покоцанный. Или два.
В нем будут сидеть твои соседи - те самые, которых ты каждый день видел на парковке, когда приходил туда за своей "Короллой" утром.
Вас свезут в ближайшую учебку. Они сейчас не считаются учебками, но восстановить недолго.
Правда, в казармах будет нехватать окон, и укрываться ночью придется матрасом, но это не смертельно.
Тебя наскоряк обучат. Ты выроешь пяток-другой окопов "в рост". Отстреляешь три-четыре сотни патронов из АК, несколько десятков раз кольнешь штыком иссохшееся чучело.
Кинешь муляж гранаты. Раз десять.
Один раз тебе придется бежать по полю под взрывы петард, на ходу стреляя холостыми.
Потом тоже самое ты сделаешь ночью, под висящими в небе осветительными снарядами - не до конца понимая, что ты делаешь.
Там, правда, будут парни, которые сделают по два десятка выстрела из граника. Но ты - нет. 
А потом, Вас погонят на войну.
Такие как ты в условленном месте всретят других - которые стреляли из пушек, вытащенных со складов хранения - на одной из них ты увидишь клеймо "1956".
Потом подтянутся третьи - у них будут конфискованные на "гражданке" КамАЗы и ЗиЛы, которые наспех кисточками перекрасили в оливковый цвет.
Среди Вас будут ходить старшие командиры - кадровые, которых прислали вами командовать, и когда тебе удастся увидеть какими глазами они смотрят на тебя,  ты будешь видеть страх и жалость.
Рядом будут такие мобилизованные, которые уже тянули срочную, и ты с жадностью будешь выспрашивать у них обо всем подряд, инстинктивно понимая, что не знаешь того, что тебе необходимо для выживания.
У тебя будет обшарпанная стальная каска - не такая, которую ты видел по телеку до войны.
У тебя не будет броника - на тебя его просто не хватит. У тебя будут кирзачи вместо ботинок. Но хоть тебе не советская форма достанется - среди вас будут и те, кому  выдали шинель, а может и галифе.
В последний день приедет хмурый седой генерал с толстым животом. Он вручит вашему командиру знамя, скажет, что теперь вы все - 105-я мотострелковая бригада, и должны гордо нести это имя. Он надеется, что Вы выполните  свой долг.
Регулярная армия, где были настоящие танки и настоящие солдаты, у которых были нормальные кевларовые каски и ботинки, уже погибла, корме вас никого нет.
Утром Вам дадут противотанковые средства - кому повезло, одноразовые РПГ, тебе старые и тяжелые противотанковые гранаты, две штуки.
У системного администратора, который будет следующим в списке после тебя, вообще будет карабин СКС вместо автомата. И он такой будет не один.
Потом Вы на своих реквизированных грузовиках, таща на буксире старые пушки выйдите в район развертывания.
Соседние колнны побомбят, ты будешь видеть сгоревшие машины и трупы, но вы успеете развернуться на местности и окопаться.
Вам додут водку, и вы будете по очереди прикладываться к сивушной бутылке, потому, что вам забыли выдать кружки.
А дальше ваще с миру по нитке собранное воинство будеть останавливать орды высокотехнологичных танков, роботов, вертолетов, и самолетов. Вокруг будет огненный ад, в последнюю секунду перед первым взрывом на твоих позициях ты с ужсом наконец-то осознаешь, насколько враг сильнее.
А потом они перейдут в атаку, и ты будешь останавливать их своим автоматом и парой гранат. А сисадмин - карабином и одной гранатой. И будет казаться, что все.

И знаешь, что парень? 

Ты их остановишь. Да, да, это ты именно и сделаешь, а потом ты еще раз их остановишь в другом месте, а потом ты погонишь их обратно, и помяни мое слово, воткнешь флаг в развалины их столицы.
А если тебя убьют, то это сделает сисадмин. А если его тоже убьют, то тот, похожий на пидора типок, который продавал телефоны в магазине напротив. А если его убьют, то тот ублюдок, которого ты пиздил за то, что он ссыт в подъезде. Если не ты, то кто-то из них сделает это обязательно.
Просто потому, что их НАДО будет остановить, потому, что в тот день, когда их не остановят, Вселенную накроет тьма, потому, что это будет конец человечества. Потому, что это будет конец всего вообще.
Ты вспомни, их всегда останавливали. При том, что они всегда были сильнее. И в этот раз эта честь выпадет тебе, хомяк.
Потому, что больше никого нет.
Удачи.


 

©Cooper-Johns


@темы: блоги, война, проза, стёб

12:11 

Наряду с человеком есть еще саксонцы и американцы, но их у нас еще не было, и мы будем их проходить только в следующем классе

Курт Тухольский

Сочинение ученика 5 класса гимназии на тему "Человек"
Kaspar Hauser (16.06.1931) in: Weltbühne 24

У человека две ноги и два убеждения: одно, когда ему хорошо, и другое, когда ему плохо. Последнее называется религией.

Человек является позвоночным животным и имеет бессмертную душу, а также Отечество, для того чтобы не очень-то зазнавался.

Человека производят естественным путем, но он воспринимает этот путь как неестественный и не очень охотно говорит об этом.
 


Человек — полезное существо, потому что он служит для того, чтобы своей солдатской смертью повысить цену на нефтяные акции, своей шахтерской смертью увеличить прибыль владельцев шахт, а также культуру, искусство и науку.

Наряду с инстинктом продолжения рода и стремлением есть и пить у человека есть две склонности: устраивать скандалы и не слушать. Человека можно было бы определить как существо, которое никогда не слушает. Если он мудрый человек, то поступает правильно, потому что разумное ему приходится слышать очень редко. Люди очень любят слушать обещания, лесть, признания и комплименты. Рекомендуется, чтобы лесть была на три порядка грубее, чем считается возможным.

Себе подобным человек не позволяет ничего, для этого он изобрел законы. Ему нельзя — значит, и другим должно быть нельзя.

Чтобы положиться на человека, лучше всего сесть на него верхом; тогда можно быть уверенным хотя бы на это время, что он не убежит. Некоторые полагаются на характер.

Человек делится на две части: мужскую, которая не хочет думать, и женскую, которая не может думать. Обе части имеют так называемые чувства: их вызывают тем, что приводят в действия определенные нервные центры организма. В этих случаях некоторые люди выделяют из себя стихи.

Человек — это траво- и мясожрущее существо; во время походов к Северному полюсу он то и дело пожирает экземпляры своей породы, но это обстоятельство уравновешивается фашизмом.

Человек — политическое существо, которое особенно охотно проводит свою жизнь, сжатое в куче. Каждая куча ненавидит другие кучи, потому что они другие, и ненавидит свои, потому что они свои. Последнюю ненависть называют патриотизмом.

У каждого человека есть печень, селезенка, легкое и знамя; эти четыре органа жизненно важны; людей без знамени не существует.

Человек с удовольствием разжигает свою слабую способность продолжения рода, и для этого у него есть некоторые средства: бой быков, преступление, спорт и охрана закона.

Нельзя быть человеком друг с другом. Есть только люди, которые господствуют, и такие, над которыми господствуют. Но еще никто не сумел господствовать над собой, потому что противящийся раб всегда сильнее властолюбивого господина. Каждый человек не свободен в себе.

Когда человек чувствует, что выше он подняться не может, он делается набожным и мудрым; он отказывается тогда от кислого мирского винограда. Это называют погружением в себя. Различные возрастные ступени человека считают друг друга различными расами: старики обычно забывают, что они были молоды, или забывают, что они стары, а молодые никогда не понимают, что они могут состариться.

Человек не хотел бы умирать, потому что он не знает, что тогда будет. Если он полагает, что знает, то тогда все равно не хочет, потому что он хотел бы еще немного поучаствовать. «Немного» здесь значит вечно.

В остальном человек — это существо, которое заводит плохую музыку и заставляет лаять свою собаку. Иногда он успокаивается, но тогда он мертв.

Наряду с человеком есть еще саксонцы и американцы, но их у нас еще не было, и мы будем их проходить только в следующем классе.

http://www.kurt-tucholsky.info/werke.php

---------------

А я увидел это у youstas
 

©Cooper-Johns


@темы: дети, германия, история, мысли, проза, стёб, школа

22:03 

Люблю математику...

В Бруклине, в математической школе для одарённых детей шёл урок алгебры. Это был класс учеников выше среднего уровня во всех отношениях — как в смысле их возраста, так и в смысле их прогресса в освоении наук. У мальчиков начинал ломаться голос, девочки начинали брить подмышки, и все они шагнули в постижении математики так далеко, что наизусть знали таблицу умножения до четырёх. Теперь они с упоением погружались в холодные глубины алгебры. Они уже усвоили, что если a = b, то b = a, и это придавало им чувство избранности и приближения к абсолютной истине. Учитель был полноватый, средних лет мужчина с матовой плешью, грустными бесцветными глазами и тяжёлым русским акцентом. Он страстно любил математику и надеялся, что эта страсть передастся кому-нибудь из его одарённых недоумков. Ученики почтительно называли его мистер Зайтлайн, а друзья запросто — Борька Цейтлин (о чём ученики, разумеется, не знали).
К середине урока, когда мальчикам надоело играть в морской бой, а девочкам надоело красить ногти, учитель неожиданно сказал нечто такое, что привлекло их внимание.
— Сейчас, — сказал учитель, — я вам докажу, что два равно одному.
 

Класс затих, и учитель, воспользовавшись паузой, добавил:
— Тот, кто найдёт ошибку в моём доказательстве, получит "А".
Класс молчал, напуганный неожиданным вызовом. В наступившей тишине раздался писклявый голос отличницы Брехман:
— Мистер Зайтлайн, по-моему, два не равно одному. Два больше.
— Правильно, — сказал учитель. — Отличное наблюдение. Два действительно больше, чем один. Но вы должны это доказать, то есть опровергнуть моё доказательство. Понятно? Итак, начнём. Для начала, предположим, что "а" равно "бэ".
Он повернулся к доске и написал: а = b.
— Откуда вы знаете? — раздался с задней парты ломающийся голос отличника Гойскера.
— Откуда я знаю что?
— Что "а" равно "бэ".
— Прекрасный вопрос, — кисло сказал учитель. — Я не знаю. Но я допустил. Если вы заметили, я сказал: предположим, что "а" равно "бэ".
— Предположим, что директора на завуча положим, — сказал отличник Рабунский, обводя класс победным взором.
Класс взорвался от хохота. Директор школы был пожилой мужчина, завуч — молодая женщина, так что класс по достоинству оценил остроту Рабунского.
Дождавшись, когда ученики успокоятся, учитель продолжал:
— Умножаем обе части уравнения на "а". Получается...
Он написал: a x a = a х b, то есть a2 = ab. Класс молчал.
— Отнимаем от обеих частей уравнения "бэ"-квадрат, — сказал учитель и написал: a2 — b2 = ab — b2. Класс молчал.
— А теперь... — сказал учитель, не в силах сдержать счастливой улыбки, — кто может сказать, что мы теперь делаем?
— Идём домой смотреть хоккей, — сказал отличник Рабунский. — Он явно был сегодня в ударе.
— Правильно, — сказал учитель. — Но не сейчас. До конца урока ещё пятнадцать минут. А пока продолжим доказательство. Что у нас в левой части уравнения? Разность квадратов члена "а" и члена "бэ", правильно? Чему равна разность квадратов? Она равна произведению суммы членов на их разность. А что в правой части? Общий множитель "бэ", который мы выносим за скобки. Преобразуем уравнение. Получается...
Он написал: (a + b) (a — b) = b (a — b).
— Понятно?
— Понятно, сказал остряк Рабунский. — Линда Брехман любит сумму членов Алана и Боба.
Класс потряс новый взрыв ликования. Учитель понял, что на этот раз не дождётся тишины. В его распоряжении оставалось шесть минут.
— Сокращаем обе части уравнения на "а" минус "бэ", — прокричал он, перекрывая ликующий гогот. — Получается...
Он написал: a + b = b.
Гогот не стихал. Учитель продолжал писать, одновременно выкрикивая:
— Так как "а" и "бэ" равны, заменяем в левой части "а" на "бэ". Получатся...
Он написал: b + b = b, то есть 2b = b.
— Сокращаем на "бэ". Получается: 2 = 1.
Последнюю строчку, стуча мелом по доске, он написал крупными цифрами и подчеркнул. Класс замолк, испуганно глядя на доску. Даже хулиган Рабунский на время притих. Учитель сказал, не скрывая своего торжества:
— Ну, кто может найти ошибку в доказательстве?
Отличница Линда Брехман подняла руку и сказала:
— Я знаю, где ошибка. Ошибка заключается в том, что на самом деле два не равно одному.
Учитель погрустнел.
— Правильно, Линда — сказал он со вздохом. — Ты это уже говорила. Конечно, они не равны. Значит, в моём доказательстве есть ошибка. И вы должны её найти.
В разговор неожиданно вмешался отличник Гойскер:
— Мистер Зайтлайн, если в доказательстве есть ошибка, зачем вы нам его показываете? Мы пришли сюда учить правильную математику, а не ошибочную.
— Замечательная мысль, — сказал учитель. — Это такое упражнение. Шутка. Если вы найдёте ошибку, вы будете знать, как её избежать в вашей дальнейшей жизни.
Прозвенел звонок, и ученики ринулись на выход. В классе осталась одна отличница Брехман.
— Мистер Зайтлайн, — сказала она, подойдя к учителю, — это очень странно, что два равно одному. Это правда шутка?
— Правда.
— А в чём ошибка вашего доказательства? В том, что на самом деле "а" и "бэ" не равны?
— Равны, равны, — сказал учитель, собирая портфель.
— Тогда в чём ошибка? Скажите по секрету, мистер Зайтлайн. Я никому не скажу, что вы мне сказали.
— Не могу, Линда. Это будет нечестно по отношению к остальным ученикам.
— Ну, пожалуйста, мистер Зайтлайн! Я же никому не скажу!
— Извини, Линда, не могу.
— Какой вы вредный! — сквозь слёзы пропищала отличница Брехман. — Я на вас пожалуюсь моему папе.
Она выскочила из класса, демонстративно хлопнув дверью.
Следующий день прошёл спокойно. Ни учитель, ни отличники не вспоминали о вчерашней коварной теореме. В конце дня учителя вызвал директор школы.
— Привет, Борис, присаживайся, — сказал он. — Слушай, что у тебя вчера произошло в классе? Мне звонили несколько обеспокоенных родителей. Они говорят, что ты травмируешь детей.
— Вчера? — переспросил учитель, пытаясь вспомнить, что такого страшного он вчера натворил. — А, да! Я им доказал, что два равно одному.
— Ты с ума сошёл! — испугался директор. — Как можно такие вещи доказывать несовершеннолетним детям! Ведь на самом деле два гораздо больше, чем один!
— Я знаю, что больше. Это была шутка. Я хотел проверить их знания основ математики.
— Ты им сказал, что это шутка?
— Сказал.
— Ну, тогда ладно, — директор с облегчением перевёл дух. — Ты смотри, будь осторожен. А то нас засудят.
Прошло ещё две недели, и опасная математическая шутка была окончательно забыта. Никто из отличников (а все ученики этой школы были отличниками) не вспомнил о ней и не попытался её разоблачить, чтобы получить "А". На третью неделю учителя снова вызвал директор школы. Он был мрачен, как похоронное бюро. Закрыв дверь кабинета, он предложил учителю сесть и швырнул перед ним письмо на плотной, палевого цвета бумаге. Письмо было из местной юридической фирмы "Оркин, Соркин и Дворкин". Оно гласило:
"Наша компания представляет интересы родителей учеников вашей школы. В связи с инцидентом, произошедшим недавно в седьмом классе на уроке математики, мы бы хотели встретиться с учителем, мистером Зайтлайном, чтобы получить его показания о вышеупомянутом инциденте. Вы можете назначить день и время встречи. Искренне ваш — А.Оркин".
Мистер Оркин явился на следующий день после окончания уроков. Его сопровождали Соркин, Дворкин и две секретарши. Интервью проходило в кабинете директора. Вопросы задавал самый молодой, мистер Дворкин. Остальные молча записывали. Для начала мистер Дворкин уточнил имя, фамилию, адрес и год рождения учителя. Затем он сказал:
— Мистер Зайтлайн, повторите, пожалуйста, что вы объявили ученикам на уроке математики пятого октября?
— Что два равно одному.
— Известно ли вам, что на самом деле два не равно одному?
— Почему вы так думаете?
— Мистер Зайтлайн, позвольте, я буду задавать вопросы. Признаёте ли вы, что преднамеренно ввели своих учеников в заблуждение?
— Я их никуда не вводил. Я просто доказал, что два равно одному.
— Каким образом вы это доказали?
Учитель взял лист бумаги и в течение минуты повторил злосчастную теорему. Под конец он лихо сократил обе части уравнения на "бэ", написал 2 = 1 и, не моргнув глазом, подчеркнул эту непристойность. Три юриста и две секретарши тщательно переписали бесстыжие выкладки учителя. Воцарилось тяжёлое молчание.
— Это шутка, — сказал учитель. — Это, как бы, упражнение. В моём доказательстве содержится ошибка, которую ученики должны были найти.
Адвокаты молчали, не глядя друг на друга.
— Я могу объяснить, в чём она заключается, — заискивающе сказал учитель.
— Не надо, — сказал мистер Дворкин. — Ученики задавали вам вопросы?
— Да. Гойскер спросил, откуда я знаю, что "а" равно "бэ".
— Что вы на это ответили?
— Что это моё предположение.
— Так. На чём оно было основано?
— Что — "оно"?
— Ваше предположение. Какие у вас были основания предполагать, что "а" равно "бэ"?
Учитель с мольбой посмотрел на директора. Директор отвернулся к окну и стал глядеть во двор, откуда неслись счастливые вопли отличников, играющих в софтбол.
— Продолжим, — сказал мистер Дворкин. — Как отреагировали ученики на ваше безосновательное предположение, за которым, как и ожидалось, последовало ошибочное доказательство?
— Рабунский сказал: предположим, что директора на завуча положим.
Директор заёрзал на стуле и сказал:
— Мои отношения с миссис Лифшиц являются чисто деловыми и основываются исключительно на интересах школы и её учащихся. Высокое качество образования, которое...
— Хорошо, — сказал мистер Дворкин. — Что ещё говорили ученики?
— Ещё Рабунский сказал, что Линда Брехман любит сумму членов Алана и Боба.
Две секретарши ниже склонились к своим блокнотам.
— Понятно, — сказал мистер Дворкин. — Реакция класса показывает, что дети были травмированы вашим безответственным доказательством. Родители учеников рассказали, что в этот день дети пришли из школы в подавленном состоянии, бледные, весь вечер плохо ели и долго не ложились спать. Многим родителям пришлось обратиться к помощи психологов и психиатров. Что вы можете на это сказать, мистер Зайтлайн?
— Что они врут, — вяло сказал учитель.
— Борис, ты с ума сошёл — сказал директор по-русски. И перейдя на английский, добавил: — Мистер Зайтлайн хотел сказать, что ученики побледнели оттого, что напряжённо думали над задачей, которую он им предложил с целью повышения их уровня знаний математики.
Мистер Дворкин хотел открыть рот, но его неожиданно перебил до сих пор молчавший мистер Соркин.
— В чём была ошибка? — спросил он, не проявляя эмоций.
— В том, — сказал учитель, заметно оживляясь, — что в шестой строчке мы сокращаем обе части уравнения на "а" минус "бэ", что, по определению, равно нулю. А на ноль делить нельзя. Ученики должны это знать.
— Что значит "нельзя"? — мистер Дворкин снова взял дело в свои руки. — Мистер Зайтлайн, мы живём в свободной стране.
— Понимаете, — сказал учитель, — есть закон, не позволяющий делить на ноль. А то получится бесконечность или вообще чёрт знает что.
— Закон? — переспросил мистер Дворкин. — Это закон штатный или федеральный? Он принят конгрессом? Вы знаете его номер и дату вступления в силу?
— Нет, но...
— Мистер Зайтлайн, — снисходительно сказал мистер Дворкин. — Можете не объяснять. Мы с мистером Оркиным и мистером Соркиным разбираемся в законах.
На этом интервью закончилось. Мистеры Оркин, Соркин и Дворкин с двумя секретаршами покинули кабинет. Директор сказал:
— Борис, ты понимаешь, что ты наделал?
— Я могу покаяться, если надо, — сказал учитель — Хочешь, я публично признаю, что два не равно одному?
— Теперь уже не поможет.
Через два дня в "Нью-Йорк Таймс" появилась статья под названием "Проблемы нашей системы образования — наследие республиканцев". Статья была посвящена инциденту в бруклинской математической школе. "Злосчастный эпизод, произошедший в Бруклине, — говорилось в статье, — является прямым результатом недостаточного финансирования наших школ в период администрации Буша. Если бы сегодня каждая школьная парта была оборудована современным компьютером с доступом к высокоскоростному интернету, ученики могли бы сами убедиться в том, что на самом деле два не равно одному".
Учителя уволили, и о нём больше никто не вспоминал. Говорили, что он запил и пошёл в частную женскую школу преподавать бокс. Тем временем, буря не стихала. Фирма "Оркин, Соркин и Дворкин" от имени родителей травмированных учеников возбудила гражданский иск против школы на сумму шесть миллионов долларов. После долгих переговоров с адвокатом школы стороны решили не доводить дело до суда и согласились на сумму в два миллиона. Из них полтора миллиона наличными причитались фирме "Оркин, Соркин и Дворкин" и полмиллиона — истцам, то есть родителям пострадавших учеников — в виде купонов на десятипроцентную скидку в местных супермаркетах.
Директор школы пригласил родителей на собрание.
— Дамы и господа! — сказал он. — Поздравляю вас с успешным завершением иска против школы. Ваша победа в этом процессе ещё раз подтверждает справедливость нашей системы правосудия. К сожалению, школа не располагает бюджетом, который позволил бы нам выплатить два миллиона долларов. Мы вынуждены будем объявить банкротство, закрыть школу и уволить учителей. Однако, если вы хотите, чтобы ваш ребёнок продолжал получать образование в нашей школе, вы можете взять на себя оплату иска, что составит восемьдесят тысяч долларов на каждую семью. Вопросы есть?
— Есть, — сказал мистер Брехман, — Нельзя ли разделить сумму иска пополам, с тем, чтобы один миллион оплатили родители и один — школа?
— Боюсь, что нет, — директор вздохнул. — Один миллион для школы так же недостижим, как два миллиона. Как видите, в данном случае, два таки равно одному. Ещё раз поздравляю с победой!
Аплодисментов не последовало.

 

Александр Матлин (Нью-Йорк, США)

Журнал "Чайка", США

 

Я взял этот рассказ отсюда

©Cooper-Johns


@темы: математика, проза

00:13 

Любители погудеть

Южные люди любят громко поговорить. А еще больше покричать. 
- Эй, сосед, как твои дела?! - кричит один сосед другому через всю улицу.
И все соседи слышат их разговор.

По дорогам они едут, весело перебибикивая друг-друга.
Бип-бип, - дайте дорогу.
Бип-бип, - слушая, перестроиться мне надо.
Бип-бип, - я здесь еду, не видишь что-ли...

Ехать строго в своём ряду - пусть дикари с севера придерживаются разметки. Мы люди вольные, где есть место, там и едем.
Если бы московскую кольцевую построили ближе к экватору, то на на ней вместо пяти рядов были бы все семь. Или восемь...

©Cooper-Johns


@темы: наблюдения, проза

08:50 

В европе ездить на большой машине считается неприличным

Европа тесная, места мало, бензин дорогой. Ночью, когда бюргеры спят, то на дороги выезжают машины нуворишей. Так, чтобы общественность не замечала роскоши и неуёмной расточительности.

По европейским меркам Москва очень неприличный город. Посадив плюшевого медведя на пассажирское сиденье, девочка ростом метр-пятьдесят едет на пятиметровом джипе в офис, чтобы попить кофейку и обсудить вопросы светской жизни. Рядом с ней по пяти полосам скоростной магистрали едут такие-же мальчики и девочки. На больших машинах, по одному в салоне, обсуждая с помощью мобильного телефона насущные вопросы.

Санкт-Петербург тоже неприличный. И хотя основные финансовые потоки с краниками проходят через столицу России, северной Пальмире тоже перепадает немалая часть. Бывшие работники музеев и заводов передвигаются только на больших машинах. На один стандартный петровский мост умещаются в ряд четыре таких...

А насколько неприличен ваш город?

©Cooper-Johns


@темы: автомобили, европа, москва, мысли, проза

20:29 

Будни пиарщика

Сегодня босс встал рано. Джоли не дала ему поспать подольше. Долго был в ванной комнате. Сказали, что стул хороший. Полчаса провел в твиттере. Писал для народа.
Выпил кофе с левыми. Попил чаю с правыми.
Работал.
Мы выдали в утренние новости пресс-релиз про завтрак.
На обед шеф ел борщ с пампушками. Пятнадцать интернет-изданий запросили подробности.
Писал в блог. Мы комментировали всем отделом. Пост вышел в топ. Будет квартальная премия.
Встречался с рокерами. Надо отобрать корректные фотки для вечерних новостей.
Выпил пива с рокером из ю-ту (как это правильно пишется?).
Мы взорвали интернет этой новостью. Жду повышения. И еще надо себе симпатичного секретаря подобрать...
 

©Cooper-Johns


@темы: будни, президент, проза, сми, стёб

Журнал исследователя

главная